Российская академия наук
Главный ботанический сад им.Н.В.Цицина
ЛАБОРАТОРИЯ БИОТЕХНОЛОГИИ РАСТЕНИЙ
 
 Главная  || БиоДайджест || Коллекция ||

Колючие красавицы
 STRF.ru Ель — нарядная и пушистая лесная красавица, служащая неизменным атрибутом новогодних праздников, для учёных является объектом пристального внимания. За многие десятилетия упорной работы им удалось создать десятки селекционных форм елей.

Ель (Picea), относящаяся к семейству сосновых, создаёт лицо российских лесов. Насчитывается около 50 видов елей. Достигают они обычно 20 — 30 метров, но встречаются и 60-метровые гиганты с диаметром ствола до полутора метров. Пирамидальная крона ели, серо-бурая кора и мутовчатый тип ветвления делает её деревом первой величины. Ель с её мягкой, легкой и прочной древесиной широко используется в промышленности, а кроме того, применяется в народной медицине.

     За долгие годы работы учёных ассортимент голубых елей существенно расширился: разнообразие достигается благодаря различным формам кроны и многочисленным оттенкам окраски хвои, включая золотистый и снежно-белый

По своему характеру ели не боятся тени и могут расти под кронами больших деревьев. Температурный режим окружающей среды также не оказывает сильных воздействий на деревья, однако ели очень требовательны к качественному составу почв и влажности, поэтому в засушливых районах не растут. Ели долговечны и при благоприятных условиях доживают до 300 лет, а некоторые и до 600.

Ель обыкновенная (Picea abies) — давний объект пристального внимания лесоводов, поскольку многочисленные аномалии роста дают интереснейший материал для селекционной работы. Сегодня насчитывается около сотни сортов обыкновенной ели. При этом природные «неправильности» роста обладают замечательными декоративными свойствами, ценными именно для небольших садов. Наряду с достаточно крупными «золотистыми», «плакучими» и «змеевидными» формами есть масса сортов малых, карликовых и даже особо миниатюрных размеров.

Ели имеют большое лесопромышленное значение и в Канаде, и в северных штатах США. Некоторые завезённые из этих регионов виды завоевали популярность и в России. Это ель колючая (P.pungens) и ель канадская (P. Glauca). Особенно ценными считаются их селекционные формы, которые называются голубыми или серебристыми. За многие десятилетия благодаря упорной селекционной работе ассортимент голубых елей существенно пополнился. Разнообразие достигается благодаря различным формам кроны и многочисленным оттенкам окраски хвои. Выведены сорта, прирост которых имеет золотистый или снежно-белый цвет.

Константин Шестибратов: «Россия лесная держава, поэтому работы по лесовосстановлению и созданию новых пород должны проводиться не группами энтузиастов. Нужна целевая программа развития лесного хозяйства»

О том, какие работы ведутся российскими учёными по изучению и выведению новых сортов елей STRF.ru рассказал руководитель группы лесной биотехнологии пущинского филиала Института биоорганической химии РАН Константин Шестибратов:

— В России лесная промышленность базировалась и пока базируется на хвойных породах (ель и сосна). Вместе с лиственницей и сосной ель занимает в России около 60 процентов всех лесных массивов. То есть основной массив — хвойные леса. Целлюлозно-бумажная промышленность была рассчитана на ель: большая часть бумаги была еловая. Так что создание новых, усовершенствованных сортов ели — очень актуальная для России задача. Тем более учитывая, что запасы древесины сокращаются, хорошего леса осталось очень мало. И крайне острым становится вопрос восстановления лесных ресурсов.

Самостоятельно хвойные насаждения восстанавливаются плохо, гораздо хуже, чем лиственные. Например, ель даёт хороший урожай семян только раз в 5—7 лет. Восстановление леса — мероприятие убыточное, которое должно производиться за счёт бюджета. А бюджет всегда стараются сэкономить.

В целом, ситуация по лесовосстановлению серьёзно ухудшилась по сравнению с советским периодом. На эти цели выделяется мало средств. К тому же раньше существовали леспромхозы, где вместе работали два подразделения: одно занималось освоением лесов, а другое — восстановлением. И эти процессы были в руках одного руководителя, директора леспромхоза. Нынче они находятся порознь. Лесная промышленность — в ведении одного министерства, лесное хозяйство — в ведении другого. И между собой они взаимодействуют очень плохо.

Среди наиболее актуальных проблем я бы выделил три. Первая — создание системы лесовосстановления, производства посадочного материала и закладки культур. Вторая — селекция новых продуктивных форм, которые были бы устойчивы к неблагоприятным факторам среды, быстро росли, обладали высокой продуктивностью. Третий — внедрение новых технологий размножения.

Насколько активно этими проблемами занимаются российские учёные?

— Я не могу сказать, что они активно работают. Россия — лесная держава, поэтому работы должны проводиться не группами энтузиастов, которые ищут возможности это сделать — найти средства, подобрать кадры. Должна быть выстроена некая система, которая бы работала, словно часовой механизм. Эту систему следует выстраивать с помощью целевой программы развития лесного хозяйства, в которой были бы обозначены приоритетные направления и соответствующие объёмы финансирования.

На сегодняшний день работы ведутся в отраслевых институтах, которые находятся в ведении Рослесхоза: Институте лесной генетики и селекции в Воронеже, Санкт-Петербургском научно-исследовательском институте лесного хозяйства, Дальневосточном институте лесного хозяйства, Всероссийском научно-исследовательском институте лесного хозяйства и механизации.

В отраслевых институтах все работы, в основном, прикладные. В Институте генетики и селекции, судя по названию и по практике, ведётся селекционная работа — отбор новых форм. Но не пород —  их сложно создавать. Это можно делать только методами скрещивания, либо генной инженерии. А здесь идёт отбор более продуктивных форм, более устойчивых, дающих больше семян, более смолистых, чтобы качество древесины было лучше, кривизна ствола меньше, сучковатость ниже. Это всё решается путём селекции.

Если говорить о нашем институте, то последние 2,5 года мы разрабатываем технологии быстрого размножения елей в лабораторных условиях. Это технология клонального размножения. Отбираются самые лучшие и продуктивные деревья, с них берётся донорная ткань, и в испытательных средах культивируется. Появляются первые микрорастения. Они размножаются, черенкуются. Из одного получаются тысячи.

То есть пока речь не идёт о создании трансгенных елей?

— Нет. Пока мы занимаемся созданием трансгенных форм берёз и сосен. А в отношении елей наша первая задача: установить хорошее размножение. Порода непростая. Нужна хорошая технология размножения. То есть в данном случае актуальность размножения выше, чем создание новых форм.

В перспективе — перейдём к созданию трансгенных форм. Первый этап мы закончим, разработаем технологию. У нас по плану весь будущий год отведён на разработку технологии размножения. Так что ориентировочно с 2011 года перейдём к работам по модификации.

А в западных странах созданы трансгенные породы елей?

— Да, такие прецеденты есть — в Штатах, Англии и Франции получены трансгенные ели и сосны. То есть сам факт получения трансгенных пород подтверждён. А уже достижение целевых показателей — более качественной древесины и ускоренного темпа роста, — это вопрос следующего десятилетия.

Марина Σ Муравьёва

 [30/12/2009]
 

0
5 наиболее читаемых статей по теме:
Биотехнология:

· Колючие красавицы



Cвязанные рубрики

·Биология
·Биоразнообразие
·Биотехнология
·Наука

 


 Главная || БиоДайджест || Коллекция ||



Открытие страницы: 0.395 секунды и 29 запросов к базе данных